29 января 2015

Прохор Шаляпин: «Мне ничего не нужно от бывшей жены»

Певец Прохор Шаляпин, правнук младшего брата знаменитого баса-баритона Федора Шаляпина, в последнее время частый гость на телеэкране. Но славу ему, к сожалению, принесли не русские песни, которые он так душевно поет, а женитьба на миллионерше Ларисе Копенкиной и последовавший через год скандальный развод. О своей недвижимости, с которой он остался после расставания с богатой женой, он рассказал нашему порталу в рубрике ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.

Певец Прохор Шаляпин, правнук младшего брата знаменитого баса-баритона Федора Шаляпина, в последнее время частый гость на телеэкране. Но славу ему, к сожалению, принесли не русские песни, которые он так душевно поет, а женитьба на миллионерше Ларисе Копенкиной и последовавший через год скандальный развод. О своей недвижимости, с которой он остался после расставания с богатой женой, он рассказал нашему порталу в рубрике ЛИЧНЫЙ ОПЫТ.

— Прохор, я чувствую, что ты – очень чистый и светлый человек, и мне больно читать о тебе в Интернете нелестные отзывы.

— Да мне самому уже не хочется в сеть заходить. Я искренне любил Ларису, а потом чувства прошли. От 80-метровой квартиры за 18 миллионов, которую она мне подарила, я отказался в пользу ее сына, потому что не хочу себя чувствовать кому-то должным, да и не принес бы мне счастья этот подарок. Мне важнее моя чистая совесть и душевное спокойствие. Я ушел как мужчина, сохранив свое достоинство и честь хотя бы перед самим собой, а люди пусть говорят и думают, что хотят в меру своей испорченности.


— Многие, сравнивая тебя с героем Мопассана «Милый друг», считают, что ты теперь претендуешь на часть ее состояния, в том числе, и ее коттеджный поселок в Турции...

—  Мне ничего от Ларисы не нужно. Я желаю ей только счастья. Я понял в жизни очень важную вещь: конечно, хочется иметь свое гнездышко, но душу дьяволу за это продавать не стоит. Я знаю много людей в Москве, у которых по 5-8 квартир. Они их сдают, получают огромный доход, но я также знаю и путь, которым они их получили. Люди потратили свою жизнь на интриги, злобу, кого-то обманывали, хоронили, выписывали, боролись за каждый метр. Но это, на мой взгляд, – нечестный путь, ведь мы все под Богом ходим, и наша жизнь не заканчивается смертью. На тот свет мы забираем только свои ощущения, и мне кажется нет лучшего ощущения, чем то, что ты никому ничего не должен.


 — Но жить где-то надо…

— У меня есть мое скромное жилье – двухкомнатная квартира, которую мне и моей сводной сестре Софье Тайх купили родители в 2000 году за 70 000 долларов. Анна – мать моего будущего ребенка – живет в своей шикарной квартире в многоэтажке на Беговой на 40 этаже! Как будущие родители мы собирались осенью купить в ипотеку отдельный загородный дом, чтобы сыночку было где бегать на свежем воздухе. Но сейчас в связи с повышением ипотечных ставок, брать кредит - очень большой риск. Я не знаю, что будет после Нового года и потяну ли я такие ежемесячные выплаты.


 — Ты помнишь дом, где провел детство? 

— Я жил в деревне у бабушки под Волгоградом в окружении свиней, кроликов, кур, собак, кошек. И  был очень счастлив, потому что животные – это физические проводники положительной энергии. Так что я – дитя природы, я ее очень чувствую и до сих пор, чтобы подзарядиться, стараюсь ходить по земле босиком, обнимаю деревья. 


 — Но в 18 лет ты переехал в Москву…  

— В Москве я первые два месяца жил у своей двоюродной бабушки в обычной панельной девятиэтажке.  Сначала мне это нравилось, потому что, попав из провинциального городка в столицу, ощущаешь восторг от бурлящей жизни, метро, красивых зданий. Но потом пресыщаешься, и уже хочется как-то уединиться, расслабиться, а в панельном доме это невозможно: соседи этажом ниже выясняют отношения. Во все горло в небольшой квартирке тоже не запоешь – те же соседи снизу придут выяснять отношения уже с тобой. Очень надеюсь, что все эти панельные старые дома в Москве когда-нибудь снесут, ведь им уже более 50 лет, срок их эксплуатации давно вышел - а их жители переедут в более комфортабельное жилье.


— Какой дом рисуешь себе в своих мечтах?

— Мечтаю о большом просторном деревянном доме с огромной гостиной и множеством гостевых спален для друзей. На стенах я бы развесил свои портреты и моего двоюродного деда Федора Ивановича, в гостиной бы поставил рояль  - и мы с друзьями устраивали  бы там Шаляпинские вечера. Желательно, чтобы все это утопало в зелени, неподалеку был водоем. Из прислуги мне никто не нужен: разве что садовник, который будет стричь лужайку и кухарка, которая будет готовить обеды. А к солидному возрасту, я бы еще хотел стать владельцем 10 квартир эконом-класса, которые я бы сдавал и больше не зависел от того, звездный у тебя статус или нет, есть у тебя палатка с овощами или нет.


— Этот деревянный дом будет в Турции или Подмосковье?

— В Турции очень красиво, и там можно приобрести шикарные апартаменты за 65 000 евро с видом на море. Но в связи с тем, что живу я в Москве, на выходные проще все-таки поехать на дачу в Подмосковье. Слава Богу, у меня много друзей, которые меня зовут и всегда ждут в своих загородных коттеджах – и мне есть, где отдохнуть.

 


 —  Видел в своей жизни дом, который привел тебя в трепет?

— Я однажды был в одном новом поселке на Новой Риге. Так вот там на фоне остальных выделялся дом, выглядевший как дворец Екатерины Великой – площадью около 5 000 квадратных метров. И я спросил, кто там живет – оказалось муж и жена, фамилий называть не будем. Я сразу же представил там себя – и ужаснулся. Ну что я буду делать в таком огромном замке?  Даже если я перевезу туда всех своих многочисленных родственников – все равно не смог представить! Я понял, что для меня достаточно и 600 метров.


 —  Вот ты говоришь, что мы на тот свет забираем только наши ощущения. У тебя есть такие впечатления от какого-нибудь дома?

—  Никогда не забуду свою жизнь в избушке на курьих ножках, когда снимался в телевизионном проекте «Остров». Мы жили в доме на сваях в океане на острове Палау между Индонезией и Филиппинами: я и еще пятеро мужчин ютились в одной хибаре, спали чуть ли не друг на друге – так было тесно. Когда шел дождь с градом – он просачивался через нашу крышу из пальмовых листьев. Я тогда впервые почувствовал какую-то полную беззащитность: остров, ледяной дождь, куртешка, совсем тебя не греющая, бушующая волна, пронизывающий ветер. Мне казалось, еще чуть-чуть и нас накроет волной. Я бы выдержал такие условия, переборол бы свой страх, но меня подкосил голод. На острове кроме зеленых кокосовых орехов было нечего есть. От голода у меня начала кружиться голова  - тогда я и ушел с проекта.  

 —  Прохор, только начался новый год… Что бы ты хотел пожелать читателям нашего портала?

—- Я желаю всем в 2015 году оправиться от экономических потрясений. Желаю всем-всем иметь свой дом, свое жилье. 

Маргарита Ондиван  
Следите за новостями