09 ноября 2014

«Резиденции европейских глав – жалкие хаты по сравнению с рублевскими особняками»

Яна Гривковская – фотомодель, светская львица, подруга российских олигархов, европейских политиков и арабских шейхов в интервью RealEstate.ru развеяла некоторые мифы о роскошной жизни сильных мира сего, рассказав, что, на самом деле за этим стоит. Кроме того, она поделилась ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ вложений в недвижимость и расставания с нею. Например, поведала о недавней продаже квартиры в Лондоне.
Яна Гривковская – фотомодель, светская львица, подруга российских олигархов, европейских политиков и арабских шейхов в интервью RealEstate.ru развеяла некоторые мифы о роскошной жизни сильных мира сего, рассказав, что, на самом деле за этим стоит. Кроме того, она поделилась ЛИЧНЫМ ОПЫТОМ вложений в недвижимость и расставания с нею. Например, поведала о недавней продаже квартиры в Лондоне.

- Яна, как можно расстаться с Лондоном?

- А я и не расстаюсь. Просто поступаю практично: зачем иметь квартиру в городе, в котором не живешь? Я обожаю Лондон с его архитектурой, улочками, старинными домами – куда ни ступишь – историческая достопримечательность. Я всегда мечтала в городе на Темзе пустить корни, но за пять лет владения недвижимостью в Лондоне получилось там пожить максимум месяца два. Изначально у меня были апартаменты в районе Кенсингтон – 300 квадратных метров, потом я их продала и купила 350-метровую квартиру в более престижном Мейфэр (престижный район рядом с Пикадилли). Но я ее недавно продала за 3 млн фунтов стерлингов. Половину денег я уже потратила, а оставшиеся положила на счет своего сына и его маленькой двоюродной сестренки. Они смогут ими воспользоваться, когда им исполнится 18 лет.

Признаюсь, о продаже этой уже пожалела, так как деньги обесцениваются сейчас особенно быстро, недвижимость в Европе дорожает. И моя бывшая лондонская квартира была бы надежной инвестицией. Ведь квартиры в Лондоне, Милане и Париже – всегда будут оставаться хорошим капиталом. 

- Если сравнить лондонские квартиры и наши в элитных домах, какие лучше?

- Безусловно, у нас в Москве в элитных домах квартиры лучше, хотя бы потому, что они – новые. А в Лондоне жилой фонд – старинные, полуразвалившиеся, многовековые здания с налетом плесени и затхлости – наподобие наших домов на Патриарших прудах с консьержками. И англичане эту рухлядь никогда не снесут – будут только подштукатуривать, подправлять, ремонтировать. В них очень холодно зимой, внутри все в английском стиле: белые стены, мебель с викторианскими «кудрями» - так что хай-тек дизайн туда никак не впишешь.

- Ты - избалованная девочка, наверное, с детства привыкла к роскоши…

- Это обманчивое впечатление. Я родилась в Москве в 1983 году в обычной интеллигентной семье медиков и никакого богатства в детстве не видела. Более того, меня еще и очень строго воспитывали: покупали одну куклу, и я с ней играла, пока у бедняги голова не оторвется, и за всю свою жизнь я так и не выкурила ни одной сигареты!  Но я считаю, что родители мне дали то, что не восполнишь никакими деньгами и курсами: культуру, хороший вкус, прекрасное образование.

 

- В каком районе ты провела детство?

- Я родилась в маленькой двухкомнатной квартире на улице Миклухо-Маклая - это возле Ленинского проспекта. Так как мы жили на первом этаже, я, оставаясь дома одна, слышала весь мат-перемат толпившихся возле балкона наркоманов и алкоголиков. Из-за этого я все детство провела в жутком страхе: мне казалось, что они вот-вот переберутся через балкон и что-нибудь со мной сделают. Я прислушивалась к каждому шороху и чувствовала себя абсолютно беззащитной, почти не разговаривала, но зато очень много думала. Все это вылилось в безудержные амбиции, которые после 16 лет я и начала реализовывать.

- Сейчас ты где живешь?

- Родители после перестройки стали бизнесменами - успели купить 40 соток земли между Рублевским шоссе и Новой Ригой. Построили там себе дом, а спустя год там появился еще один, в котором я с тех пор и живу – это очень красивый трехэтажный особняк в стиле Прованс: весь в мозаике и пастельных тонах. Еще я очень горжусь своим садом, за которым ухаживают профессиональные садовники. Я очень счастлива, что живу рядом со своей семьей, хотя делала очень много попыток  перевезти бабушку с дедушкой в Германию, Австрию, Лондон. Бесполезно - «и дым Отечества нам сладок и приятен» - это про них.





- Я знаю, ты была в гостях у премьера Италии Сильвио Берлускони, в особняке Бориса Березовского.  Опиши самый сногсшибательный дом или интерьер, который ты видела…

- Уж поверьте, резиденции глав западно-европейских государств – жалкие, скромные хаты по сравнению с некоторыми рублевскими особняками. Например, дом моего бывшего близкого друга-миллиардера, нашпигованный антишпионской супертехникой, потряс бы самого Джеймса Бонда.



На его строительство было потрачено 70 миллионов евро: по дому даже ходит экскурсовод и объясняет гостям, какие супер- и нано-технологии применялись при его строительстве. Например, лифт поднимающий гостей из подземного паркинга наверх, специальным прикосновением руки хозяина может быть остановлен – и в нем как в бункере можно переждать взрывы и другие эксцессы в течение нескольких часов. Сам дом, состоящий из двух коттеджей, между которыми есть стеклянный проход, как в больницах, полностью бронирован, даже окна. Если систему жизнеобеспечения дома заклинит или воздух в округе будет отравлен, хозяин сможет укрыться в своем доме на целый месяц, благодаря кислороду, который тонкими струйками будет поступать внутрь из запасенных для экстренных случаев контейнеров. Все радиосигналы вокруг того дома, естественно, перехватываются, а разговоры по мобильному телефону прослушиваются. Если все-таки дом взорвут, хозяин все равно спасется: под особняком вырыт тайный подземный ход – как в средневековых замках.
Если по специальному заказу хозяина был разработан такой дом, то представьте какова же машина.  Компания «Мерседес» только для моего друга сделала единственный в мире экземпляр седана представительского класса не со стандартной броней B6-B7, а еще более усиленной. Из-за такого утяжеления машина едет очень медленно, зато, если упадет с моста в реку, в ней можно провести под водой 8 часов – за это время ее успеют поднять на поверхность. Понятно, что все это не на ровном месте делалось. На моего друга покушались. Однако тяжело, когда каждый сантиметр дома пронизан чувством страха, одиночества и депрессии.

-  Неужели все настолько плохо?

- Не настолько. Мне импонировал интерьер в стиле минимализм: мало мебели, много пространства, металла, ковров, пол - из белого мрамора, огромные встроенные в стены экраны с суперсовременной акустикой.

- А что скажешь о резиденциях арабских шейхов?

- Да, вот там роскошь так роскошь, особенно парадные входы: самый дорогой камень, фонтаны, колонны. Далее взгляд скользит в пространство за домом – а там рощи банановых, апельсиновых и других деревьев, гольф-площадки, теннисные корты, газоны. Вы представляете, сколько миллионов уходит на их поливку в жарком климате.

В просторных залах чуть ли не через каждые три метра стоят огромные вазы с фруктами, сладостями, орехами. Они быстро портятся и заменяются прислугой  на новые. Арабские богачи тоже соревнуются друг перед другом: один выложит стену из метеоритов, другой – из костей динозавра.



И все равно эти замки из золота, мрамора и драгоценных камней, выросшие как грибы после нефтедолларового дождя – скучны, в них нет того духа истории, которым пронизана, например, лондонская архитектура. Мне вообще чужды обычаи арабских олигархов. К примеру,  на яхте кататься они поедут всем кланом  - человек 500 братьев, племянников, дядьев, зятьев, а мне комфортнее себя чувствовать в более камерных компаниях.

Сначала  они стараются быть похожими на светских, образованных аристократов: вилочкой с ножичком блюдо разделывают, вежливо ведут беседу. Но уже через 20-30 минут мужского разговора вся культура куда-то испаряется:  сливки общества уже ржут как кони, руками машут, в носу ковыряют, руками с тарелки еду в рот запихивают.

Не приветствую я и полное отсутствие брезгливости в людях. В Арабских Эмиратах, например, гостю могут предложить почистить зубы щеткой хозяина, если тот забыл купить свою. Или они могут снять ботинки, поставить их на стол, а потом на то же место – тарелку с едой.  Зато если уж на какое-то мероприятие соберутся, то тут прямо как на церемонию вручения «Оскаров» - и побреются, и наодеколонятся, и смокинг наденут. И еще меня очень забавляли их модные коты-полутигры ценой полмиллиона евро за котенка. Эти метровые дикие котяры – маст-хэв каждого шейха – сначала бродят по саду, а потом грязными от мокрой земли лапами запросто и в белоснежную постель прыгнут, и на зеленое сукно бильярдного стола. Эти тигрята могут и  в салоне «Бугатти» нагадить, и стекла «Ламборгини» исцарапать. Шейх же только умиляется его проделкам и треплет за ухом: «Ты моя кисуля любимая».



- Чем-то напоминает мне ваш рассказ русских миллионеров на Рублевке…

- В наших жилах тоже течет восточная кровь: жить напоказ, чтобы все было дорого-богато. Но мы, кстати, тянемся и за европейцами: сейчас, например, среди рублевских миллионеров стало модно разбираться в искусстве. Сидят такие, знаете, бизнесмены-эстеты - нюхают сигары по 3 часа и спрашивают друг друга: «Что ты видишь на этой картине? Что имел в виду художник?» Так что арабских скакунов выращивай, владей газетами-пароходами, но если в доме нет картинной галереи – то есть коллекции полотен с аукционов «Сотбиз» и «Кристиз» миллионов на сто  - всё, ты лох. Поэтому сейчас очень ценится профессия арт-эдвайзера - это искусствоведы, которые советуют приобретать те картины, чья стоимость на рынке с годами будет только возрастать.

- Расскажи, как художник художнику, – в чем секрет твоего успеха у мужчин? Ведь красоток много, но шикарные особняки, квартиры и машины дарят не всем…

- Почему-то многие девушки думают, что квартиры и яхты им должны дарить за красивые глаза. И если у них не получается охмурить мужчину, то это не их метод подкачал, а кавалер какой-то попался неправильный. Как у Винни-Пуха: это какой-то неправильный мед и неправильные пчелы. Когда их подход не дает результатов и с другим мужчиной, они вновь найдут себе новое оправдание. Я же пыталась всегда понять, что было мною сделано не так – и анализировала свои ошибки. Это очень кропотливая работа над собой, но именно она и позволяет до всего доходить своим умом, а мне еще никто за всю жизнь не дал ни одного путевого совета. Так что, девочки: чаще включайте ум, а не эмоции. Большинство ошибок женщины делают из-за пресловутых женских истерик, которые не могут в себе сдержать, вместо того, чтобы в любой ситуации сохранять спокойствие и самоуверенность. 

Маргарита Ондиван
Фото из личного архива Яны Гривковской
Следите за новостями