Рубрики раздела события

Лента

Следить за новостями

Где в Москве можно строить небоскребы?

29 апреля 2010
Существующие и проектируемые сегодня небоскребы Москвы уже достигают в высоту 400 метров. В то же время в зону геологического риска попадает порядка 50% территории города. В связи с особыми условиями строительства геологические изыскания в Москве проводятся под каждым объектом. Несмотря на жесткие нормативные предписания и отработанные технологии, провалы грунта в столице встречаются довольно часто

Существующие и проектируемые сегодня небоскребы Москвы уже достигают в высоту 400 метров. Такое стремление московских зодчих к невидимым вершинам, начавшееся еще в советские времена, не может не натолкнуть на вопрос о безопасности строительства на грунтах, испещренных Москвой-рекой, в некоторых местах уже несколько раз менявшей свое направление, и подземными водами.

По данным «Мосгоргеотреста» (организации, которая до 1988 года была практически монополистом по выполнению в Москве геологических исследований – прим. ред.), если в начале 2000-х годов в зоне геологического риска находилось порядка 40% территории города, то сегодня доля таких площадей приближается к 50%. В связи с особыми условиями строительства, геологические изыскания в Москве проводятся под каждым объектом, будь то склад в два этажа или небоскреб в 300 метров. Однако, несмотря на жесткие нормативные предписания и отработанные технологии, провалы грунта в столице встречаются довольно часто.

Как рассказал главный инженер «Мосгоргеотреста» Станислав Майоров, самыми часто встречающимся – порядка 60% – причинами провалов грунта являются подтопления. Происходят они из-за того, что грунты, находящиеся под воздействием подземных вод, легче деформируются под нагрузкой. «Причины изменения грунта связаны с постоянным выравниванием естественного ландшафта, при котором засыпаются овраги и речки, служащие естественными стоками воды. Около трети подтоплений вызывают протечки городских коммуникаций, и часть подтоплений вызывает поднятие дождевых вод», - пояснил специалист. Однако главной причиной подтоплений являются недочеты строителей. «Когда в грунт врезается коробка основания, подземные воды начинают менять свое направление, и для того, чтобы они не затопили соседние постройки, необходимо укреплять грунты, строить дренажи, делать искусственный водоотвод и спускать водостоки, - говорит С.Майоров, - как правило, в проекте все это предусмотрено, но уже при строительстве эти нормы часто нарушаются. Сегодня  большинство дренажей у нас сделано плохо».

Подтопления в столице случаются в основном в пониженных местах Москвы, близких к  воде. Особо рисковой зоной является Хорошевское шоссе, в излучине, где Москва-река несколько раз меняла свое направление. На северо-западе города в рискованной зоне находятся территории вокруг Ленинградского шоссе, на востоке – земли вдоль Щелковского и Измайловского шоссе, на северо-востоке – территории у Дмитровского и Ярославского шоссе и т.д. Поскольку подтопления происходят там, где нарушен естественный сток воды, то, в принципе,по словам инженера, они могут случиться даже на самой высокой точке города – Ленинских горах, которые находятся на 210 с лишним метров над уровнем моря. Для сравнения Москва-река в центре города находится на высоте порядка 105 метров над уровнем моря.

Вторым по степени опасности геологическим риском считаются оползни, которые могут происходить на крутых берегах Москва-реки. Например, в районах Воробьевых гор, парка Коломенское и Крылатских холмов. «В этих местах есть все условия для глубинных оползней, когда под своей тяжестью грунты начинают съезжать вниз. Таких территорий много, но этот риск наименее вероятен только потому, что вблизи возможных сходов строить строго запрещено. Исключение составляют очень легкие постройки», - рассказывает С.Майоров. При этом наиболее надежные грунты – нескальные и не известняк – находятся на юго-западе столицы. В виду этого высотка на МГУ стоит на наиболее надежных грунтах.

Наибольший геологический риск представляют собой карстово-суффозионные явления. На определенной глубине земли лежат известняки, в которых есть карстовые пустоты. В основном они находятся у бортов древних врезов, где когда-то текли реки. Затем в эти лакуны начинает затекать вода и вымачивать известняк, который перестает быть водоупором, и вода через них легко проходит». Как рассказал С. Майоров, «самый большой в городе риск карстовых явлений наблюдается на северо-западе Москвы. Дело в том, что в послевоенные годы в районе Хорошевского шоссе осуществлялся большой забор воды. Известняки были осушены, и вода ушла вниз почти на 80 метров. Образовался вакуум, и в тех местах, где водоупор был слабый, стала перетекать вода, а вместе с ней и песок. Результатом таких действий явились провалы грунта в 1959 году, в результате которых были спешно снесены три дома на Хорошевском шоссе». Карстовые явления делятся на три зоны риска. Безопасные (это большая часть долины Москва-реки), потенциально опасные и опасные. К примеру, участок под «Москвой-Сити» стоит в потенциально опасной карстовой зоне. В центре города карстовым явлениям наиболее подвержены такие районы как Арбат, Полянка, Третьяковка и Боровицкая площадь.

Несмотря на существование рисков провалов, затоплений и сползаний грунтов практика строительства высотных объектов по всему миру показывает, что небоскреб можно построить на любой почве, включая искусственные острова, как это сделано в Японии. Вопрос стоит только в экономической целесообразности. Строительство на рискованных зонах, по словам С.Майорова из Мосгоргеотреста, возможно, хотя и порядком удорожает строительство. Говоря о качестве строительства, эксперт отметил, что при высотном строительстве проводятся более тщательные геологические изыскания, а строителями точно соблюдаются все предписанные меры, поскольку к этим объектам применяются повышенные требования безопасности.

Так, например, главная столичная стройка начала века – ММДЦ «Москва-Сити» –  ведется на довольно слабом грунте. Здесь и пониженный рельеф, и зона карстово-суффозионных рисков. Чтобы избежать, к примеру, карстовых провалов, небоскребы «Москвы-Сити» стоят на свайно-плитном основании, сваи которого уходят на глубину 30-40 метров. А поскольку находящемуся у самой реки участку может грозить подтопление, здесь, по словам С.Майорова, применена та же система дренажей, что использовалась при строительстве ТЦ «Охотный ряд» на Манеже.

При всей сложности и дороговизне высотного строительства, небоскребы Сити уже достигают в высоту более 300 метров. Самое высокое здание делового квартала и всей столицы на данный момент – «Город столиц», достигающее 306 метров. Самое высокое проектируемое здание Сити – башня «Федерация»  высотой 360 метров. Самым же высоким сооружением в Европе до сих пор остается Останкинская телебашня, уходящая в небо на 540 метров.

Помимо этого не стоит забывать, что пионерами современного высотного строительства в Москве явились послевоенные сталинские высотки, каждая из которых стоит в совершенно разных условиях. "Семь высоток, возведенных в 50-х годах с очень неглубоким заложением фундаментов надёжно стоят почти 60 лет. Здание института «Гидропроект» и здание СЭВ построены из бетона и стекла в начале 60-х годов, - рассказывает С.Майоров. - Так же надежны все высотки, построенные за последние 20 лет в разных местах Москвы".

Однако, несмотря на чудеса современной технической мысли, простоять столько же, сколько главный памятник высотному строительству Москвы – колокольня Ивана Великого, которая уже более пяти веков радует москвичей и гостей столицы, современные небоскребы вряд ли смогут. "Наши небоскребы не рассчитаны на вечность, так же как и нью-йоркские. Период их эксплуатации напрямую зависит от ухода за ними. К примеру, Останкинская телебашня тоже столько не простоит: не выдержит материал. При этом сможет выдержать сама конструкция, но под воздействием дождя, снега, холода, жары не выдержит сам бетон", - подчеркнул главный инженер Мосгоргеотреста. В противовес им колокольня Ивана Великого, созданная из натуральных материалов, простоит еще хоть тысячу лет.

Ирина ФИЛЬЧЕНКОВА

фото: http://photoroofers.ru

Экспертный совет

Земельный рынок Подмосковья: агония или оздоровление?
Владимир Яхонтов, Евгений Копылов, Илья Менжунов, Наталья Круглова