26 июня 2009

Рейтинг худших реставраций Санкт-Петербурга

«Лидерами» стали три знаковых памятника, стоящие в самом центре Северной столицы

С плохими реставрациями в городе на Неве ситуация менее однозначная, чем с хорошими. С одной стороны, сторонние эксперты утверждают, что в Петербурге плохой реставрации «вагон и маленькая тележка», а подчас под ее флагом и вовсе идет реконструкция с частичным сносом, от которой от памятника остаются «одни лишь стены». С другой стороны, сами реставраторы в лице Союза реставраторов Санкт-Петербурга убеждают в обратном: «Повсеместно в городе идет научно-обоснованная реставрация. Eсли она и включает восстановление, то оно вынужденное, так еще много памятников осталось в плохом состоянии после войны – не все же было восстановлено в 1950-е гг. То, что мы сейчас видим и Петергоф, и Павловск – заслуга именно такого подхода». Однако, несмотря на логичную и понятную позицию в отношении разрушенных во время войны памятников, питерскими специалистами в качестве худших реставраций были названы не руинированные войной исторические строения, а вполне сохранившие как свои фасады, так и интерьеры особняки и ансамбли, к тому же стоящие в самом центре Петербурга.

I Место

Дом Чичерина на Невском проспекте, 15.

Образец неоклассической архитектуры. Архитектурный комплекс, состоящий из двух зданий, расположенных на участке между набережной Мойки, Невским проспектом и улицей Большая Морская. Его облик отличает скругленный угол с двухъярусной колоннадой. Комплекс был построен в 1768–1771 годах для генерала-полицмейстера Н.И. Чичерина, авторство его точно не установлено, но предположительно архитектором был Ж.Б. Валлен-Деламот. В ходе современной реставрации дом Чичерина был приспособлен под элитный гостиничный комплекс, а на его крыше по проекту должен разместиться бассейн. Памятник архитектуры федерального значения.

Год окончания реставрации – 2009.

В результате проведенной реставрации памятник стал хрестоматийным примером современного подхода к сохранению исторического и культурного наследия. «То, что было сделано на этом памятнике федерального значения, никак нельзя назвать реставрацией. В результате нее историческое здание почти полностью утрачено – от него остались только стены», - возмущается сопредседатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Александр Марголис.

II Место

Особняк Лобанова-Ростовского на Адмиралтейском проспекте, 12.

Знаменитый «Дом со львами» – памятник высокого классицизма (ампира), выходящий торцом на Исаакиевскую площадь. Считается самой значительной из ранних работ  французского архитектора Огюста Монферрана в Петербурге, который построил его в 1817-20 годах. Главный фасад дома, обращенный к Адмиралтейству, украшен сильно выдвинутым 8-колонным портиком и фигурами белых мраморных львов, которые и дали народное название особняку. В настоящее время здание передано в аренду частному инвестору, который проводит полномасштабные реставрационно-восстановительные работы с дальнейшим устройством в нем элитной гостиницы. По данным Газеты.ру за 2007 год, в результате производящихся работ, "уникальный памятник практически полностью разрушен, а подлинные интерьеры Монферрана уничтожены". Памятник архитектуры федерального значения.

Год окончания реставрации – 2009.

Оценить однозначно результаты проводящейся реставрации над «Домом со львами» не просто. С одной стороны, работа одобряется надзорными органами и властью в лице Росохранкультуры, петербургского комитета по государственной инспекции и охране памятников (КГИОП) и Управлением делами президента, а с другой стороны – считается недопустимой независимыми экспертами и членами профессионального сообщества. Главная трудность состоит в том, что с юридической стороны проходящие работы  ведутся правильно, а с позиции реставрации, то есть действий по максимальному сохранению памятника, мягко говоря, не совсем, во всяком случае, что касается интерьеров.

Вот что рассказал RealEstate.ru заместитель председателя Санкт-Петербургского отделения ВООПИиК Александр Кононов, который экспертировал объект в апреле этого года:

«За исключением фасадов, по которым действительно есть реставрационный проект, все остальное – фактически уничтожение тех интерьеров, которые существовали на момент начала работ. Там, за исключением парадного вестибюля и парадной лестницы, во всех остальных помещениях сбита штукатурка вместе с лепниной и отделкой – вплоть до кирпичной кладки. В помещении большой парадной анфилады вводятся новые перекрытия, которые разбивают интерьер на новые объемы в соответствии с гостиничными номерами. Поэтому реставрации никакой там нет – единственное, о чем можно говорить, это о реставрации фасадов, парадного вестибюля и парадной лестницы. Но здесь-то и кроется главная хитрость данного подхода, который заключатся в  максимальном облегчении себе жизни, а не в максимальном сохранении памятника.

Дело в том, что из всех интерьеров, кроме парадного вестибюля и парадной лестницы, в охранную зону ничего не включено. Совершив такой ловкий подвох, инвестор проекта – «Тристар Инвестмент Холдингс» (Tristar Investmet Holdings) – теперь просто все интерьеры уничтожил. Потом они будут кое-что воссоздавать, но это уже будет чистой воды новодел, по мотивам, поскольку они заменили все перекрытия, и вся отделка с ними и ушла. И дальше они будут оформлять интерьер в соответствии с гостиничными функциями. Насколько мне известно, там сейчас работают американские дизайнеры, которые рисуют им что-то "а-ля классика". Но все это не имеет отношения к подлинному памятнику и к той отделке ХIХ века, которая там существовала». 

Главная причина такого подхода, по мнению А.Кононова, заключается в наделении памятника не соответствующей для него коммерческой функцией. «В 2002 году здание одновременно с Сенатом и Синодом передали Управделами президента для осуществления федеральных функций, что было вполне логично, поскольку на протяжении практически всего времени в нем находились различные органы власти. Однако при этом Управделами совершенно неожиданно передало его в аренду под чисто коммерческие функции – отель, со всеми вытекающими требованиями, что и повлекло кардинальную перепланировку и, по сути, уничтожение интерьера. Тем более печально выглядит эта история, если вспомнить, что это единственная гражданская постройка Монферрана у нас в городе». 

III Место

Здание Сената и Синода на площади Декабристов, 1-3.

Ансамбль, созданный из двух зданий Сената и Синода, сформировал западную сторону Сенатской площади (ныне пл. Декабристов). Это последнее большое произведение великого итальянца Карла Росси (1829-30 гг.), в котором он объединил два раздельных корпуса в единое здание, своей протяженностью и архитектурой отвечающее противолежащему фасаду Адмиралтейства. Несмотря на свою длину, здания Сената и Синода отнюдь не выглядят монотонными. На фасадах четырежды повторены лоджии с колоннадой и ступенчатым аттиком. И фасады, и центральная арка украшены выступающими парами колонн. Закругленный угол Сената, обращенный к Неве, также украшен лоджией с восемью колоннами. В настоящее время ансамбль находится на реставрации, после которой в бывшем здании Синода откроется Президентская библиотека им. Б.Н Ельцина. Памятник архитектуры федерального значения.

Год окончания реставрации – 2010.

«Одновременно с реставрацией ансамбля, которая ведется на довольно неплохом уровне, идет приспособление под новые функции библиотеки, что негативно сказывается на памятнике», – говорит сопредседатель Санкт-Петербургского отделения Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры Маргарита Штиглиц.

Как подытоживает член Федерального совета по сохранению культурного наследия Министерства культуры РФ Михаил Мильчик, "все три памятника являются знаковыми для Петербурга, и те методы реставрации, которые были выбраны для них, крайне неудачны. Во всех трех примерах реконструкция превысила реставрацию. Уничтожена подлинность, везде, где возможно; при проведении работ сохраняется лишь необходимый минимум, и уничтожается все остальное: дворовые флигели, перекрытия, внутренние стены, археологический слой. Возникают надстройки, новое строительство на территории памятника. Это совершенно недопустимо, поскольку при этом теряется самое ценное в памятнике – его подлинность. Это уже нельзя в полной мере назвать реставрацией. Но, к сожалению, на данный момент такой подход при работе с памятниками преобладает".

Составила Ирина ФИЛЬЧЁНКОВА

Следите за новостями