Виктор Егорычев: "судьба Царицына - в незавершенности"

03 мая 2005

По инициативе мэра Москвы на Юге столицы создается новый историко-культурный, музейно-выставочный, природоохранный и досуговый комплекс, отвечающий всем требованиям современности. Своими мыслями о том, что предстоит сделать, о судьбе памятников истории и архитектуры с читателями "КР" делится генеральный директор государственного музея-заповедника "Царицыно", искусствовед и историк Виктор Егорычев.

Что увидим через три года?
- Сейчас на обсуждение вынесена городская комплексная программа развития нашего музея-заповедника на 2005-2007 годы, которая будет утверждена мэром, - рассказывает В. Егорычев.- Речь идет как о реставрации памятников архитектуры, так и о строительстве объектов сервисной инфраструктуры. В ближайшее время будет разработан проект планировки Царицына, выделяются две зоны - музейно-экспозиционная с дворцово-парковым ансамблем, особым режимом использования, и досугово-развлекательная вокруг Царицынского и Борисовских прудов, куда мы вынесем питание, купание, спорт, легкую музыку и прочие нехитрые удовольствия. Вся территория будет благоустроена, огорожена и электрифицирована, появятся удобные проходы и подъезды, парковки для автобусов и личного автотранспорта. А для обеспечения безопасности посетителей организуется территориальное отделение милиции.

Проектирование уже началось. Сначала проведем реконструкцию прудов и водоочистных сооружений. Планируем привести в порядок береговую полосу Нижнего пруда, где в прошлом году очень удачно обустроили родник. А магазинчики, павильоны-забегаловки, стройрынки, тянущиеся к музею-заповеднику от станции метро "Царицыно", должны исчезнуть. Как и бывшая деревня Черная Грязь вдоль Новоцарицынского шоссе, они ныне - прибежище сомнительных личностей.

Шедевры архитектуры и коммерция
В этом году должна завершиться реставрация баженовского Хлебного дома и знаменитых павильонов архитектора Ивана Еготова. Хлебный дом - последний в ряду зданий, построенных в XVIII веке по проектам Василия Баженова. Все они восстановлены и успешно используются в музейно-выставочных целях, однако из-за "евродизайна", на мой взгляд, утратили баженовский дух. Не теряю надежды еще вернуться к их капремонту: как ни крути, судьба Царицына - в незавершенности.

Что касается Большого дворца, опять-таки незавершенного шедевра Матвея Казакова, за два с лишним века превратившегося в величественные руины, в его драматичной истории намечается очередной поворот. Какой? Вопрос до сих пор открытый. Сегодня могу сказать одно: дворец не будет использован в коммерческих целях, чего, судя по письмам и звонкам, опасались многие москвичи. За такое решение я благодарен мэру. Юрий Михайлович настаивает на воссоздании Большого дворца и размещении на его площадях крупнейшего в столице, наподобие Эрмитажа, музейно-выставочного комплекса. У этой точки зрения есть свои резоны, ее поддерживает ряд специалистов. На случай, если она победит, мы даже разработали и представили мэру конкретные предложения.

Великие руины мира
Правда, как знаток истории Царицына, как человек, приросший к нему душой, я считаю грандиозные руины Большого дворца его главным символом. Очень рекомендую читателям выставку "Царицыно. Великие руины мира", развернутую в нашем "восьмиграннике" (Второй кавалерийский корпус). Вы убедитесь: Большой дворец стоит в одном ряду с Колизеем, Парфеноном, развалинами средневековых замков в Западной Европе, а ведь ими гордятся жители, к ним со всего мира устремляются паломники, их бережно охраняет государство. Они играют огромную роль в литературе и искусстве. Года два назад мы проводили интереснейшую научную конференцию, когда искусствоведы, филологи, культурологи освещали тему романтических руин в архитектуре и живописи, поэзии и фотографии. С большим успехом проходил у нас музыкальный фестиваль "Музыка руин".

В России, к сожалению, нет уважительного отношения к развалинам, и это объяснимо. Отечественные руины больше варварского происхождения - результат войн, бесхозяйственности, наконец, терроризма. Такие объекты, разумеется, надо убирать либо реконструировать, что рано или поздно происходит. Но дворец в Царицыне - руины особого свойства. Это памятник не только архитектуры, но и истории - целой эпохи!

Так или иначе, решение о судьбе Большого дворца будет принято лишь после тщательной экспертизы его фундаментов. Неизвестно, сохранили ли кирпичи несущую способность за 200 лет. Хорошо, если да. Тогда можно будет, укрепив стены, воссоздать здание по чертежам Казакова. Ну а если эксперты дадут отрицательный ответ, неужели придется разбирать дворец по кирпичику и строить новодел? В этом случае мы, конечно, получим музейно-выставочные площади, но утратим памятник.

Позвольте привести близкое мне суждение Марины Цветаевой, так оценившей известную попытку Брюсова дописать не оконченные Пушкиным "Египетские ночи": "С годными или негодными средствами покушение, что его вызвало? Чуждый всей природой своей тайне, он (Брюсов) не чтит и не чует ее в незаконченности творения. Не довелось Пушкину - доведу (до конца) я. Жест варвара. Ибо в иных случаях довершать не меньше, если не более варварство, чем разрушать..."

Квартирный ряд

Экспертный совет

Земельный рынок Подмосковья: агония или оздоровление?
Владимир Яхонтов, Евгений Копылов, Илья Менжунов, Наталья Круглова