Спор между иностранными и российскими архитекторами приобрел далеко не творческий характер

28 июня 2005

Прошедший фестиваль "АрхМосква" вновь продемонстрировал взаимный интерес российских и иностранных архитекторов. На лекции лауреата Прицкеровской премии Захи Хадид в ЦДХ яблоку было негде упасть. Сама именитая женщина-архитектор готова построить в Москве 40-этажный жилой дом. По оценкам экспертов, участие в проекте зодчих с мировым именем может ощутимо поднять стоимость жилья, что немаловажно в условиях стабилизации рынка недвижимости. С другой стороны, свежий взгляд извне необходим, чтобы повысить качество новой архитектуры. Иностранцы, приезжающие в Москву отмечают, что строящиеся здания проигрывают тем, что появляются в Берлине или Нью-Йорке. Однако паломничества иностранных специалистов в ближайшее время ждать не приходится. Архитектура по-прежнему остается тем редким видом деятельности, где поставщики услуг из-за рубежа пока не могут на равных конкурировать с российскими.

Архитектура на стаже безопасности

Самый верный способ для архитектора получить работу за рубежом - принять участие в конкурсе. Например, во Франции открытый конкурс объявляется на любой сколь-нибудь значимый объект. "Без конкурса можно спроектировать разве что сарай для рабочего инвентаря", - говорит Жан-Мишель Вильмотт, главный архитектор Wilmotte&Associes A.S. Только за последние два месяца Вильмотт одержал победу в 7 конкурсах в различных странах мира и 5 проиграл. В Москве открытые соревнования проектов крайне редки.

Иногда желание отказаться от проведения тендеров находит вполне разумное объяснение. Главный архитектор Москвы Александр Кузьмин говорит, что в ряде случаев международный конкурс невозможно объявить по соображениям национальной безопасности. Например, при реализации концепции реконструкции гостиницы "Россия" проектировщикам придется работать в тесном контакте с ФСО и другими государственными службами. "Понятно, что привлечь к такому сотрудничеству иностранцев мы не могли", - поясняет А.Кузьмин. Вместе с тем, это скорее исключение из правил.

Официально выступая за привлечение мировых звезд архитектуры в Москву, на деле чиновники не способствуют их эффективной работе.

Примером могут служить попытки сотрудничества с известным американским архитектором Фрэнком Уильямском. Так,  несмотря переговоры иностранного специалиста с мэром Юрием Лужковым и достигнутые договоренности об участии в проектировании высоток "Нового кольца" Москвы, никаких договоров с Уильямсом до сих пор не подписано.

Московский протекционизм

Городские власти, проводя тендеры среди застройщиков, позволяют им самим заботится о выборе архитектора. "Однако когда дело доходит до согласования проекта в различных инстанциях, российскому автору легче собрать необходимое количество подписей, чем западному. Даже если иностранец - звезда мировой величины", - говорит представитель московской власти.

Глава одной крупной строительной компании, имеющий опыт работы с иностранными архитекторами, проект, выполненный российским архитектурным бюро, согласовывается 6 месяцев. "Тот, что по моему заказу выполнил известный западный архитектор, кочует по кабинетам уже полтора года", - отмечает он. "Это абсолютно нормально, - считает Сергей Чобан, российский архитектор, десять лет назад уехавший работать в Берлин, а сейчас проектирующий башню "Федерация" для делового центра Москва-Сити, - Во всех странах из соображений протекционизма стремятся дать работу в первую очередь национальным архитекторам. Никаких козней столичного архитектурного лобби я здесь не вижу".

А первый заместитель главы Москомархитектуры Михаил Посохин, напротив полагает, что российские архитекторы, которые уже сегодня могут на равных конкурировать с зарубежными, сами оказываются в положении жертв. "Если говорит в целом, у нас есть опыт, и наши архитекторы ни в чем не уступают западным. Но кода речь заходит о продаже архитектурного продукта, игра идет совсем по другим правилам. Наших архитекторов не пускают на рынок, в том числе и своей собственной стране. Чем больше иностранных инвестиций привлекается в строительство объекта, тем меньше шансов у российских архитекторов играть какую-либо роль в получении средств, полагающихся автору. Для продажи престижного  объекта в Москве стало практически обязательно участие известного зарубежного автора", - считает первый зам. главы Москомархитектуры.

Более того, по мнению М. Посохина, российские специалисты настолько преуспели, что иностранцы зачастую заимствуют у них идеи и выдают за свои.

"Во многих случаях наши проекты перенимаются, чуть-чуть переделываются и за ним появляется какая-то иностранная фирма", - сетует Михаил Посохин.

С Посохиным согласен генеральный директор ЗАО "МИАН-Девелопмент" Анатолий Морозов: "Уровень отечественных специалистов уже достаточно высокий, чтобы не ориентироваться на зарубежных. Например, для проектирования офисного здания класса А с апартаментами на верхних этажах на улице Валовой мы сравнивали предложения российских и американских архитекторов и выяснили, что техника и школы очень схожи".

Дорогие иностранцы

Большинство российских архитекторов и девелоперов сходятся во мнении, что иностранцев надо привлекать лишь в те области проектирования, где знаний отечественных специалистов пока не хватает. Например, к строительству высотных зданий, скоростных многоуровневых магистралей и т.п. С остальными объектами российские архитекторы справятся сами, и попросят за свой труд гораздо меньше западных звезд.

Впрочем, некоторые участники рынка отмечают, что разрыв в размерах гонораров постепенно сокращается. "На самом деле стоимость услуг иностранных архитекторов не столь высока по сравнению с отечественными, как принято думать, - говорит Алексей Добашин, генеральный директор концерна "Крост", - Более того разница в оплате постоянно уменьшается. Еще год назад услуги иностранцев стоили на 50-70% дороже, сейчас всего на 30%".

Труд архитектора оценивается в зависимости от сметы проекта. Чем она выше, тем ниже получаемый проектировщиком процент. Во всех западных странах существуют официальные нормативы, по которым заказчик может с математической точностью вычислить причитающийся архитектору гонорар, а архитектор его проверить.

Жан-Мишель Вильмотт говорит, что обычно получает 6-10% от стоимости строительства. Столичные девелоперы называют 5%. Но, вообще-то, в России авторский гонорар - это предмет торга, и западным архитекторам приходится с этим мириться.

"Окончательная цена колеблется от $35 до $100 за кв.м, - переводи проценты в абсолютные числа А. Морозов, - в зависимости от сложности и назначения объекта, а также имени архитектора: чем он профессиональнее и знаменитее, тем дороже его услуги".

Эксперты считают, что в условиях стабилизации рынка дополнительные вложения в архитектуру стоят свеч. Участие в проекте именитого архитектора - один из способов повысить привлекательность жилья. Такие объекты будут быстрее раскручиваться и продаваться.

Комплекс "Русский авангард", который холдинг "Капитал-груп" начинал вместе с голландским архитектором Эриком ван Эгераатом, даже не начал строится, а спрос на апартаменты в нем уже есть. Кроме того, оригинальная архитектурная концепция в отдельных случаях может существенно повлиять на цены. "На этапе начала продаж речь может идти о повышении стоимости жилья до 30% при условии, что имя архитектора у всех на слуху, и это дом элитной категории", - говорит А. Морозов. В Москве уже появилось значительное число людей готовых платить не только за квадратные метры собственной квартиры, но и за оригинальный внешний вид здания. Эти люди часто бывают за границей и хорошо знакомы с западными стандартами качества жилья, где имя архитектора дома не пустой звук, а один из признаков его престижности.

Авторское бесправие

Обычно иностранные архитекторы попадают в Москву по приглашению российских девелоперов и риэлторов. Правда, таких в силу указанных выше причин пока немного. С иностранцами активно работает концерн "Крост" , у которого сейчас есть проекты с голландскими, французскими и немецкими архитекторами. Самый известный из них квартал без машин "Вэлтон-парк", спроектированный лауреатом премии Прицкера Рэмом Колхасом. После его реализации все транспортные развязки между домами уйдут под землю.

Не менее знаменитых архитекторов стремится привлечь к сотрудничеству холдинг "Капитал-груп". 40-этажную высотку будет разрабатывать для компании самая знаменитая женщина-архитектор Заха Хадид. Широкую известность получили проекты Эрика ван Эгераата "Город столиц" в деловом центре "Сити" и уже упомянутый "Русский авангард". Правда, как показывает пример Эгераата, даже те компании, которые хотят открыть Москву для иностранных архитекторов, не всегда до конца реализуют свои планы. В частности, "Капитал-груп" уже объявила, что дорабатывать проекты Эгераата будет самостоятельно.

"Получить заказ для иностранного архитектора в Москве не трудно. Трудно удержаться в проекте. Поскольку нет системы, заказчик может вдруг попросить внести изменения в уже утвержденный проект или, не объясняя причин, вообще отказаться от его реализации", - говорит Кристиан Кольц архитектор лондонского архитектурного бюро Chapman Taylor, в течение 3 лет работающий в России.

Экспертный совет

Земельный рынок Подмосковья: агония или оздоровление?
Владимир Яхонтов, Евгений Копылов, Илья Менжунов, Наталья Круглова