Путин готов амнистировать беглый капитал

26 апреля 2005

Велел простить

Владимир Путин готов простить капиталы, незаконно покинувшие Россию. Путинская “доброта” — это попытка заручиться поддержкой элиты перед президентскими выборами — 2008, отмечают наблюдатели. Бизнес встретил эту инициативу без иллюзий.

Шестое послание Путина готовилось, как заведено, в обстановке строжайшей секретности. С его текстом не был ознакомлен даже премьер. Но один из сотрудников администрации предупреждал, что в послании “заложена бомба”.

Она взорвалась примерно на 20-й минуте выступления, длившегося 48 минут.

Прощеный понедельник

“Необходимо простимулировать приход капиталов, накопленных гражданами, в нашу национальную экономику. Надо разрешить гражданам задекларировать в упрощенном порядке капиталы, накопленные в предыдущие годы, — заявил президент. — Эти деньги должны работать […] в нашей стране, а не болтаться в офшорных зонах”. Перед “репатриантами” будет поставлено всего два условия: возвращенные капиталы должны быть внесены на счета в российские банки, и с этих сумм должен быть уплачен 13%-ный подоходный налог.

Возвращение капиталов наряду с сокращением срока исковой давности по приватизационным сделкам и упрощенным порядком легализации прав граждан на недвижимость помогут “либерализации предпринимательского пространства”, полагает Путин (см. также статью на стр. А3).

Президент не случайно воздержался от термина “амнистия капитала”, поясняет кремлевский чиновник. По его словам, дело не только в нежелании большинства населения прощать владельцев укрытых капиталов. “Необходимо будет уплатить налог по действующей, а не льготной ставке, как это было в странах, проводивших амнистию”, — уточняет чиновник.

Идея амнистии капитала обсуждается в нашей стране уже лет 10. Отток капитала из страны по серым и черным схемам — хроническая болезнь постсоветской России. По оценке ЦБ, в 1994-2004 гг. страну нелегально покинуло $193 млрд. Это эквивалентно годовому притоку капитала на все развивающиеся рынки, вместе взятые, отмечает Олег Солнцев из Центра макроэкономического анализа. По его оценке, рекорд по нелегальному оттоку капитала был поставлен в прошлом году, когда из страны было вывезено $23,7 млрд.

Дважды высказался по этому поводу и Путин. Летом 2002 г. он посоветовал бизнесу без всяких условий возвращать капиталы из офшоров — иначе, дескать, “замучаетесь пыль глотать”, попав на карандаш иностранных финансовых разведок, следящих за соблюдением жесткого “антиотмывочного” законодательства. Год спустя в США Путин назвал амнистию капиталов правильной идеей, но тогда он не был уверен, что ее можно реализовать “абсолютно корректно юридически и политически, чтобы общество согласилось с таким решением”. Теперь в Кремле посчитали, что общество созрело, и в ближайшее время президент, по словам чиновника администрации, направит поручение правительству. Он говорит, что потребуется до конца года принять специальный закон, а срок возврата капитала предполагается ограничить годом.

А руководитель экспертного совета при бюджетном комитете Госдумы Михаил Орлов добавляет, что в законе должно быть четко оговорено, что декларирование доходов, полученных от предпринимательской деятельности, освобождает гражданина от преследования по иным основаниям.

Кнутом и пряником

В последние годы амнистии капитала проводились и в Западной Европе, и на постсоветском пространстве. Далеко не все они были успешны.

В Германия последняя амнистия проведена при канцлере Герхарде Шредере: граждане и компании, которые в 1993-2002 гг. уклонялись от уплаты налогов, могли в 2004 г. легализовать капиталы, заплатив в казну 25% от возвращенной суммы (35% в I квартале 2005 г.). Эта амнистия принесла стране 1,1 млрд евро вместо ожидавшихся 5 млрд евро. А правительство Бельгии получило от прошлогодней амнистии физических лиц 495 млн евро (ожидалось 800 млн евро).

Амнистия в Ирландии в 1988 г. позволила покрыть бюджетный дефицит: в казну поступило $750 млн вместо ожидавшихся $50 млн, или 2,5% ВВП. Амнистия была первой в Ирландии, и правительство подчеркивало, что отведенные на нее 10 месяцев — единственный шанс для налогоплательщиков легализовать свои доходы. Одновременно правительство увеличило число налоговых инспекторов и стало публиковать имена недобросовестных налогоплательщиков в национальных газетах. А в 2002 г. благодаря амнистии в Италию вернулось около $55 млрд.

Казахстан в 2001 г. уничтожил все налоговые декларации за 1995-2000 гг. и позволил всем желающим в течение месяца перевести укрытые от государства доходы на банковские спецсчета. Компенсации за легализацию средств не взималось. В страну вернулось около $480 млн.

Ворота для денег

“Президент открыл широченные ворота для вовлечения в экономику денег среднего класса”, — радуется представитель правительства в Конституционном, Верховном и Арбитражном судах Михаил Барщевский. Накопив, скажем, $100 000 на зарплатах “в конвертах” нельзя купить квартиру или пакет акций, поскольку жесткие правила ФАТФ обязывают проверять деньги на чистоту, где бы они ни находились, объясняет он. “Смысл этой акции — не в возврате денег, а в том, чтобы подвести черту и не задавать больше вопросов предпринимателям относительно источников капитала, — говорит главный экономист инвесткомпании "Тройка Диалог" Евгений Гавриленков. — Тем более что с 2007 г. [по закону о валютном регулировании] вывозить капитал можно будет легально”.

Впрочем, эксперты не рассчитывают, что благодаря амнистии над Россией прольется золотой дождь. Желающие “легализоваться” могут сделать это и сегодня, не платя никаких налогов, отмечает партнер юридической фирмы Salans Олег Коннов. “Деньги возвращаются и без амнистии: если кипрская компания дает кредит российской на покупку, скажем, горно-обогатительного комбината, то никаких налоговых издержек не возникает, — говорит Коннов. — А если предприниматель переведет эти деньги себе лично, то он заплатит 9% налога на дивиденды”.

После “дела “ЮКОСа” бизнес не готов к самодоносу, уверен председатель наблюдательного совета “Ренессанс Капитала” Александр Шохин. По его мнению, предложение Путина может “сыграть” только в связке с указанием президента налоговикам найти такие формы погашения налоговой задолженности, которые не загоняют бизнес в тупик. “Если налоговики сосредоточатся на проверках отчетов компаний с 2004 г., это будет реальная амнистия капитала и налоговая амнистия”, — резюмирует Шохин.

На отсутствие “целевой аудитории” указывает и президент компании “Антанта Капитал” Сергей Алексашенко. “Дело не только в ставке налога и неизбежных бюрократических проволочках при декларировании, — объясняет он. — После ожидаемого на днях приговора Ходорковскому и конфискации имущества кто решится указывать капитал на себя?”

К тому же “пригодных к возвращению” российских капиталов за рубежом не так много, как об этом твердят левые. Частично капитал давно уже вернулся в форме прямых иностранных инвестиций. Если вычесть из накопленного оттока прямые иностранные инвестиции с Кипра, Виргинских островов и по 25% инвестиций из Нидерландов и Люксембурга, то получится, что как минимум $50 млрд уже вернулось в страну, отмечает Солнцев. Накопленный за границей и еще не вернувшийся в страну капитал может составлять $100-150 млрд, добавляет Гавриленков.

А вот опасения, что, хлынув в страну, прощенные капиталы подстегнут укрепление рубля, экономисты считают беспочвенными. Лишние $10 млрд, если они вернутся в страну в 2006-2007 гг., будут легко поглощены стабилизационным фондом, не потребовав от ЦБ серьезных усилий по стерилизации рублевой массы, говорит Солнцев.

В Кремле не рассчитывают, что амнистия приведет к возврату значительной части капитала. “Недоверие к власти еще велико. Но наша задача — дать гражданам шанс перевернуть неприятные страницы и жить спокойно”, — говорит чиновник. А заместитель директора Центра политических технологий Алексей Макаркин рассматривает инициативы Путина как составную часть его нового контракта с элитой. “Государство согласно амнистировать капиталы, узаконить приватизацию, проявить сдержанность в налоговых претензиях, а взамен просит элиту поддержать режим и преемника в 2008 г.”, — говорит политолог.

“Фурора не получилось”

Фондовый рынок “не заметил” послания Путина. Выступление президента акции встретили ростом в пределах 1%, но сразу же после него стали падать, а всего индекс РТС прибавил в понедельник лишь 0,08%. “Фурора не получилось”, — резюмирует трейдер “ЦентрИнвест Секьюритиз” Роман Андреев. “Президент ограничился лишь общей риторикой либеральной направленности”, — объясняет холодность инвесторов Павел Ворожцов из ИК “Русские финансовые традиции”.

Предприниматели, согласившиеся прокомментировать выступление Путина, к идее амнистии отнеслись позитивно, но для себя особых выгод от нее не ждут. “Амнистия благоприятно скажется на эмоциональном состоянии бизнеса”, — говорит президент группы “Разгуляй-УКРРОС” Игорь Потапенко. “Хотелось бы, чтобы деньги возвращались назад, но хорошие инициативы не всегда находят воплощение”, — замечает гендиректор сотового оператора СМАРТС Геннадий Кирюшин, опасающийся, что в итоге никакой амнистии не будет либо исполнители сделают ее невыгодной. А гендиректор “Атона” Александр Кандель настаивает на том, что государство должно дать “серьезные гарантии, что через год-два никто не придет и не попросит объяснить происхождение [легализованных] денег”.

Четыре года назад никто в Италии не верил, что амнистия даст приток капитала, ободряет коллег Антонио Фаллико, председатель совета директоров банка “Интеза”. “Но через год эффект стал ощутим, тем более что издержки на репатриацию составляли всего 3%, — говорит он. — Вопрос только в том, насколько люди поверят президенту”.

www.vedomosti.ru

Экспертный совет

Земельный рынок Подмосковья: агония или оздоровление?
Владимир Яхонтов, Евгений Копылов, Илья Менжунов, Наталья Круглова