Обзор ежедневных газет

16 августа 2007

Экономика и политика

Из $60,3 млрд иностранных инвестиций, привлеченных в промышленность и торговлю в России за первую половину 2007 года, портфельными являются лишь чуть более $1 млрд, а ровно половина инвестиций ($30,5 млрд) являются долгосрочными кредитами -- об этом сообщает Росстат. Значительная часть инвестбума, следует из этих данных, вызвана активностью западных компаний, расширяющих собственный бизнес в России, пишет«КоммерсантЪ» в газете «Инвестбум в кредит».

Росстат вчера представил справку, описывающую основные составляющие инвестиционного бума первого полугодия 2007 года. Напомним, $60,3 млрд инвестиций из-за пределов РФ в российскую экономику (без учета операций финансового сектора) были рекордным показателем за всю ее историю. Накопленные иностранные инвестиции в экономике РФ составили $178,5 млрд -- это на 39,5% больше, чем за тот же период 2007 года. Структура инвестиций при этом не позволяет говорить о том, что бум обеспечен подъемом на фондовом рынке: вложения иностранцев в акции и паи российских компаний составили за полгода $1,1 млрд. Прямые инвестиции составили $15,8 млрд -- из них прямые взносы в капитал составили $6,7 млрд.

Максимально выросли кредиты, выданные российским юридическим лицам их зарубежными совладельцами,-- $8,5 млрд; рост по сравнению с первым полугодием 2007 года в 6,8 раза. Отметим, в этой же графе фигурируют и кредитование крупных российских компаний, имеющих бизнес за пределами России, их казначейскими центрами за рубежом (речь идет и о "Газпроме", и о нефтяных и металлургических компаниях -- так, Нидерланды, Кипр, Швейцария, традиционные территории регистрации казначейских центров, остаются лидерами в прямых инвестициях в соответствующих отраслевых данных Росстата), и кредитование российских "дочек" западными компаниями в России.

То, что последние внесли свой вклад в инвестбум вне финансового сектора, показывает рост инвестиций в предприятия оптовой и розничной торговли -- большинство промышленных инвесторов предпочитают регистрировать свои финансовые "дочки" в России как торговые. Они получили кредитов на $25,9 млрд, а всего кредиты промышленность получила за полгода на $43,3 млрд: на торговые кредиты пришлось $4,8 млрд, на долгосрочные кредиты (более чем на 180 дней) -- $30,5 млрд.

В первом полугодии 2007 года объем накопленных инвестиций в обрабатывающие производства в России впервые вышел на первое место среди других секторов -- они составляют $51,9 млрд против $41,6 млрд в добычу полезных ископаемых и $47,8 млрд накопленных иноинвестиций в промышленности. На четвертом и пятом месте с равными показателями -- накопленные инвестиции в недвижимость и сектор транспорта и связи, по $13,1 млрд.

"Офшорный" характер иноинвестиционных потоков, свидетельствуют данные Росстата, постепенно заменяется на структуру, близкую к структуре потоков инвестиций в Евросоюзе. Так, Нидерланды (там популярно создание международных холдинговых компаний) уже обогнали по накопленным прямым инвестициям Кипр, остающийся лидером в "общем зачете", а Люксембург -- лидер по графе "прочие инвестиции". США же теперь занимают второе место по портфельным инвестициям после Кипра, успех которого объясняется использованием офшорных схем.

 Недвижимость

Ошибки кредитных агентств
Moody's, Standard & Poor's и Fitch неверно оценивали ипотечные кредиты

Рейтинговые агентства опять просмотрели кризис. Они неправильно отреагировали на ипотечный бум в США, который стал источником эпидемии, стремительно распространяющейся по мировым рынкам, пишет «Ведомости».

Высокорискованные ипотечные кредиты (subprime mortgage) выдаются под высокий процент заемщикам с плохой кредитной историей, низкими доходами или тем, кто не способен их подтвердить. Наблюдавшееся с начала десятилетия снижение процентных ставок в США (в 2003 г. ФРС опустила их до 1%) и рост цен на жилье привели к буму на ипотечном рынке. Банки ослабили требования к заемщикам, людям ничего не стоило подделать справку о доходах, инвестбанки активно секьюритизировали кредиты, выпуская на них ипотечные облигации.

В 2000 г. аналитики S&P на основании данных от ипотечных кредиторов решили, что дефолт по комбинированному кредиту — когда заемщик в дополнение к ипотечному кредиту берет второй, пуская его на первоначальный взнос (который обычно составляет 20%), — не более вероятен, чем по обычному ипотечному кредиту. Через шесть лет S&P изменило мнение, но было поздно. Эта и другие кредитные новинки способствовали росту рынка высокорискованных ипотечных кредитов до $1,1-1,3 трлн.

При выпуске ипотечных облигаций инвестбанки-андеррайтеры объединяют тысячи кредитов в пул, который затем может быть разбит на транши с разным уровнем риска. У наиболее рискованного транша и потенциальный доход максимален, но его владельцы первыми понесут убытки в случае неплатежей по кредитам в пуле; вторыми будут владельцы второго по рискованности транша, и т. д. Владельцы наименее рискованных траншей считались наиболее защищенными, что позволяло агентствам присваивать им инвестиционные рейтинги, иногда уровня ААА — как у гособлигаций США.

В отличие от выпуска корпоративных облигаций, когда эмитент просто отдает агентству бумагу на рейтингование, при секьюритизации агентства активно участвуют в подготовке выпуска, предъявляя свои требования к пулу. S&P, например, с 2001 г. все-таки требовало, чтобы стоимость комбинированных кредитов составляла не более 20% пула, в противном случае рейтинги были бы ниже. Андеррайтеры же структурировали сделки так, чтобы получить максимально возможные рейтинги, а если это не удавалось, могли обратиться к другому агентству. “Это всегда было вопросом охоты” за более высокими рейтингами, говорит Марк Эйделсон, бывший управляющий директор Moody's Investors Service, хотя, по его словам, инвестбанки и ипотечные кредиторы предпочитают говорить о “максимизации стоимости” и “наилучшем исполнении” сделки.

В выгоде оставались обе стороны. Комиссионные агентств за рейтингование ипотечных облигаций вдвое выше, чем корпоративных. С 2002 по 2006 г. Moody's получило около $3 млрд за работу по выставлению рейтингов бумагам, обеспеченным кредитами различных видов. Доходы агентства от таких сделок составили в 2006 г. 44% доходов его материнской компании Moody's Corp. (в 2002 г. — 37%). По мнению прокурора штата Огайо Марка Дэнна, присвоение ипотечным облигациям инвестиционных рейтингов было столь выгодно агентствам, что они потеряли бдительность. “Мы не обсуждаем критерии [присвоения рейтингов], мы ведем дискуссии” с андеррайтерами, позволяющие “повысить прозрачность” сделок, утверждает Томас Уоррак, управляющий директор S&P.

Инвестбанки же увеличивали круг инвесторов. Если бы рейтинги по многим облигациям были ниже, их не смогли бы покупать пенсионные и паевые фонды. “Многие институциональные инвесторы покупали эти бумаги, прежде всего ориентируясь на рейтинги”, — говорит Эдвард Грибек, гендиректор Tempus Advisors.

 

Экспертный совет

Земельный рынок Подмосковья: агония или оздоровление?
Владимир Яхонтов, Евгений Копылов, Илья Менжунов, Наталья Круглова